Причиной тому является приостановление действия абхазских, а также красных советских паспортов, что особенно негативно отразилось на грузинском населении.

Де-факто режим начал процесс смены абхазских паспортов год назад, с начала же 2019 года в одностороннем порядке было приостановлено действие старых паспортов. Те, у кого помимо грузинского удостоверения личности нет других документов, больше не могут пересекать мост Ингури.

«Последний раз я пересек т.н. границу 6 января, вез лекарства из Зугдиди. Выходит, мне посчастливилось. Тогда российские пограничники сказали нам, что мы можем пользоваться абхазскими паспортами до истечения их срока действия, и у нас не будет никаких проблем с передвижением. Затем «граница» полностью закрылась, и мы все оказались взаперти без лекарств и продуктов питания. Сейчас граница открыта, но для людей нашей категории ничего не изменилось. Мой паспорт имеет срок до 2021 года, но его действие было приостановлено. Я не могу ездить в Зугдиди, поскольку у меня нет других документов, кроме грузинского удостоверения личности. У нас подана заявка на получение «вида на жительство», но если оно выдается по тем критериям, о которых официально заявляет де-факто режим, выходит, я и его не смогу получить. Не иметь документов – значит быть в плену, если нам вообще будет дозволено остаться в Гали», — говорит житель Гальского района.

На данный момент одной из проблем местных жителей является снабжение лекарствами и продовольствием, поскольку не все можно достать на месте, а то, что достается, стоит вдвое дороже, чем в Зугдиди.

«Закрытие границы наглядно показало, что местное «правительство» не способно обеспечить местных жителей необходимыми условиями. В аптеках не доставались лекарства, а на рынке — продукты. Основным источником поставок для нас является Зугдиди, где цены относительно доступны. В Гали рынок работает только по определенным дням и то, в продаже минимальный ассортимент продуктов. Здесь абсолютно нет выбора, покупаешь то, что попадется. На рынке в Зугдиди те же продукты стоят вдвое дешевле. Если нам не выдадут документы, здесь просто невозможно будет жить», — говорит 57-летний житель Гали.

Среди основных проблем отсутствие системы здравоохранения. На месте практически невозможно получить неотложную медицинскую помощь, а отсутствие документов пресекает такую возможность и по ту сторону Ингури.

«Мне 83 года. У меня был старый советский паспорт, который с недавнего времени уже недействителен. Теперь у меня лишь грузинское удостоверение личности. Если я заболею, и здесь мне не смогут оказать помощь, мне не удастся пересечь границу. Год назад я заболела. Здесь меня нарекли мертвой, но семья все же решила отвезти меня в Зугдиди. Как видите, я выжила. Что если со мной повторится нечто подобное? Выходит, я должна буду руководствоваться местным диагнозом и умереть», — сказала в разговоре с DFWatch 83-летная жительница Гали.

На ту же проблему указывают и родители малолетних детей.

«У меня был старый абхазский паспорт. Я подала заявку на его замену на паспорт нового образца. Ответа я еще не получала, но до тех пор, пока мне не выдадут новый паспорт, я нахожусь взаперти с двумя маленькими детьми. Если им что-то понадобится, либо станет плохо, я никуда не смогу обратиться, кроме местной больницы. Здесь помимо оказания элементарной помощи ничего не могут, даже катетер поставить ребенку. Если мне не выдадут паспорт, я подам заявку на получение вида на жительство, но этот процесс обычно растягивается на год. Какова гарантия, что за год детям ничего не понадобится? Кроме меня в таком положении оказались все, у кого на данный момент имеются только грузинские удостоверения личности», — говорит 30-летняя женщина.

Некоторые из них в разговоре с DFWatch говорят, что подумывают навсегда покинуть Гали. Они считают, что сухумский режим именно этого и добивается, чтобы Гали покинули грузины.

«Как и у большинства жителей Гали, мои дети живут по сторону Ингури. Если я не смогу ездить туда, а они — сюда, у меня не будет ни лекарств, ни продовольствия, я не смогут видеть своих детей. Здесь у нас итак нет никаких прав. В чем смысл здесь оставаться? Ни здешнее, ни тамошнее правительство мы не интересуем. Эти намекают, мол уезжайте, наше же правительство напрямую говорит — покиньте Гали, и только после этого вам будет предоставлено жилье. Мы думали, что наше пребывание здесь было важнее для нашего правительства. Мы обрабатываем землю, имеем скот, основную часть урожая посылаем детям. Именно ради этого мы и живем здесь, чтобы хоть чем-то помогать детям. Если же мы ничего не сможем делать, конечно встанем и уедем. Хоть будет и не просто в третий раз покинуть родной дом, но я уже стар и хочу радоваться детям и внукам», — сказал DFWatch житель села Баргеби Гальского района.

К сведению, де-факто режим запретил выдачу абхазских паспортов лицам, обладающим гражданством Грузии.

Выдача «вида на жительство» ведется с накладками и обходится примерно 5000 рублей (200 лари). Кроме того, введены некоторые ограничения на выдачу документа. В частности, по словам главы де-факто администрации Гали, этот процесс длится уже полтора года, а количество заявителей достигло 12 тыс. человек.

Что касается абхазских паспортов, по данным де-факто Министерства внутренних дел, поступило 117 800 заявлений на получение «паспорта», выдано 94 686 паспортов. Кроме того, дано разрешение на выдачу «паспортов» еще 7 834 гражданам, а 12 980 заявлений находятся в стадии рассмотрения.